• 19.08.2018


Содержание

  • Аннотация: Служители ордена Чёрного Дракона вернулись к месту своих истоков, чтобы умереть.

Глава первая По бесконечной заснеженной нагорной равнине, серой и угрюмой к вечеру, шли четверо. Двое несли на плечах носилки с пятым, прикрытым старинным, расшитым золотом покрывалом. Покрывало давно обветшало, и из вышитой на нём геральдической фигуры торчали кончики золотистой нити.





Другие двое время от времени подменяли уставших, передавая им свои заплечные мешки, небольшие, но туго свёрнутые. На бедре каждого - ножны, еле прикрытые полой длинного мехового плаща. Всё чаще несли носилки самые младшие из четверых. Старшие плелись за ними, с трудом дыша сухим морозным воздухом. И все четверо были похожи не то на нахохлившихся серых сов, не то на озлобившихся по зимней бескормице волков, готовых драться против всего мира.

Путь их лежал к скалистому Чёрному хребту.





Ближе к нему на более или менее каменистой, выглаженной ветрами равнине начали появляться валуны, заросшие жёстким кустарником. А ещё здесь надо было внимательней смотреть под ноги: На постоянном ветру было промозгло, и меховые плащи не помогали, но путники словно не замечали резкого холода, пробирающего до костей.

Нависающие над ними горы отбрасывали чёрные тени и почти скрывали серую пасмурь вечернего света Когда совсем стемнело, путники добрались до ущелья, спустившись в которое, далее шли с небольшими факелами, вдетыми в специальные скобы носилок.



Ближе к полуночи путники уже в густом мраке пересекли ущелье и оказались перед вертикальной скальной стеной. И лишь тогда положили носилки с телом на землю. Один, самый старший, не без помощи спутников сел спиной к стене. Двое остановились лицом к ней, по обе стороны от сидящего. Четвёртый встал перед стариком и, вытянув руки над его головой - открытыми ладонями к стене, зашептал. Беспрерывно шептал лишь один. Спустя час в скале появилась трещина, которая начала медленно расширяться.

Её видели лишь потому, что сидящий начал проваливаться в неё спиной, хоть и пытался усидеть прямо. Но он был очень стар и устал больше, чем думал Вскоре носилки были перенесены в пещеру, чьи створы с натужным скрипом и вздохом снова закрылись.





Спустившись по занесённым каменистой пылью ступеням, почти разрушенным временем, к небольшому озеру, путники обошли его, снова поднялись по лестнице и оказались перед новой вертикальной стеной.

На этот раз никакого ритуала не последовало. Двое свободных от ноши мужчин открыли едва намеченные дверцы в скале, а потом все четверо втолкнули носилки с телом в открытую чёрную нору.

Это важно

Сын полка - Валентин Катаев. Это многих славных путь. Некрасов. ПОВЕСТЬ ДЛЯ НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ.


Молча постояли перед естественным саркофагом. Затем самый молодой шагнул к стене закрыть дверцы. Его товарищи успели - и он рухнул на быстро подставленные руки.



Один из подхвативших приложил пальцы к шее старика. Затем медленно провёл ладонью по мёртвому лицу, с которого постепенно исчезала гримаса боли. Самый молодой дрогнул, словно от удерживаемого плача, но выпрямился и открыл следующие дверцы - рядом с теми, которые скрывали носилки с мертвецом.





Старика осторожно и бережно положили в следующую чёрную нору, закрыли дверцы. Затем трое спустились к озеру, постояли, глядя на мерцающую факельным пламенем воду Потом один тяжело пошёл в сторону, оживляя на пещерных стенах все факелы, о каких вспомнил.

В это время двое нашли когда-то давным-давно заготовленную растопку из окаменевшего дерева и зажгли на кострище старинного очага огонь. Перекусив лепёшками, запиваемыми кипятком из неожиданно изящного чайничка старинной работы, двое легли с одной стороны костра, а третий, зажигавший факельные огни, - напротив.

Он должен был умереть ближе к утру. Самый молодой лежал, не закрывая глаз, и следил за мелко оранжевым мерцанием огня на слюдяных стенах пещеры. Ему было хуже всех: Но что хуже всего - бесцельно. Он принимал такой порядок вещей. Его, последнего, подготовили к тому. Аскетизм был ему привычен.





Но думать о том, что придётся жить в одиночестве последним из ордена, постепенно слабея и угасая Молодой закрыл глаза и напомнил себе: Лучший человеческий сон - после полуночи. Он тяжелей, и от него трудней пробудиться.

И уже не так сильно в заполночном сне беспокоят странные звуки со двора и вокруг дома Чутко вслушиваясь в промороженный воздух, чувствуя в нём струйки терпких, горьковатых запахов дыма и жилья, лесные демоны нетерпеливо переминались, стоя на месте. Там - тепло и пахнет уютом обжитых нор. Там - много мяса: И там же - нежное мясо, ради которого стоит поохотиться.





И там - будет бешенство крови в жилах, бушующее в жилах счастье убивать!.. Достаточно услышать жалобный вскрик слабой добычи и втянуть жадными ноздрями запах сладкой и сытной крови, горячо брызнувшей из первой распоротой когтями жертвы!..



Но это ещё только будет Вожак дал отмашку, и лесные демоны начали осторожное передвижение к деревне. Заросшие косматой шерстью тела бесшумными тенями скользили в ночной темноте.

Их вытянутые морды, верхние бивни которых, блестя при свете луны голодной слюной, свисали ниже узкой челюсти, то и дело нетерпеливо кивали, внюхивались в воздух. Глава третья Семилетний Андре проснулся, как будто ухнул в яму - так сильно и стремительно с постели схватила его на руки мать. И внезапным пробуждением его бросило в омут звуков: Андре привычно сомкнул руки вокруг шеи матери, а ноги, ослабевшие и сильно дрожащие от внезапного пробуждения, - вокруг её талии.

Аннотация: Служители ордена Чёрного Дракона вернулись к месту своих истоков, чтобы умереть.

Вздрогнув от треска дерева на дворе, он на мгновения ткнулся лицом в плечо матери. Женщина стояла в темноте дома, уже прихватив два ножа, и сторожко прислушивалась к происходящему. Мальчишка зажмурился и увидел сброшенный ему богами рисунок. Одним концом деревня выходила к лесу, другим - к нагорной равнине. Их дом стоял последним к горам.

К нему и бежали сельчане, безуспешно отбиваясь от врага. Спустя время кучка людей, сгрудившаяся вокруг женщины и её сына, защищая последнюю надежду на выживание, оборонялась от лесных демонов и постепенно отступала к близкому Чёрному хребту. Преследовали их лесные демоны уже не из голода, а на одном азарте: Крестьяне защищались вилами и топорами, а кто из охотников - и стрелы пытались пускать, да что они против демонов Лесные демоны гнали людей, не давая времени на продых.

Но иногда, с издёвкой позволяли им уйти вперёд на несколько шагов, а потом резко врывались в середину группы беглецов и раскидывали защитников в стороны, - играли в смертельную игру, после которой группа редела.

Хуже, что людям приходилось не только сдерживать лесных демонов, но и уворачиваться от их оружия - страшных железных шариков с шипами, которыми те с силой и довольно метко забрасывали уходящих, а потом возвращали, дёргая за верёвки, на которых и крепились эти железные орудия смерти. Андре, сидевший сжавшись в объятиях матери, вдруг почувствовал, как что-то дёрнулось и как мать вздрогнула, почувствовал, что падает вместе с нею.





Быстро обернулся к матери: Шипастым шариком висок разбит в кровь На твёрдую мёрзлую землю мальчишка упал вместе с женщиной: Надо вставать, вот только ногу придавило. И заплакал - то ли от страха, что сейчас наскочат и убьют, то ли от жалости к матери и к себе Налетел громадным медведем - тьма из тьмы - кузнец Рагнар, ухватил мальчишку под живот - поднять с земли, выдрать из-под тела матери, побежал дальше с живой ношей.

Андре вместо ответа огляделся, почти трясясь и обезумев от ужаса, который неизбежной смертью плясал вокруг, потом приподнялся на руках кузнеца, чтобы быть выше, и тоненько, на одних инстинктах, закричал в сторону уже близкого Чёрного хребта, посылая свой вопль в него, в его спасительные стены. Оскальзываясь на замёрзшей поверхности, пытаясь хоть как-то справиться с небольшим количеством лесных демонов другие уже пировали в подожжённой деревне на порезанной скотине, а эти были самые азартные , беглецы на остатках сил поднимались туда, куда вёл их мальчишка с именем, которое они среди своих переводили как "другой".

Их оставалось совсем мало - из деревни, в которой ещё только утром каждая семья могла похвастать крепким защитником и множеством детей.



Им оставалось совсем немного И беглецы, не смея надеяться, но положившись на голос того, кому доверяли, из последних сил рванули к этим лучам, от которых ненадолго оторопели даже лесные демоны, дав таким образом беглецам возможность оторваться от них. А лучи, бившие из скалы, вдруг зашевелились по краям длинными чёрными тенями, и люди начали было испуганно останавливаться, но над всеми снова и снова звенел тоненький, срывающийся от натуги детский голосок: Едва беглецы оказались в белых лучах, бьющих из скалистой стены, они снова испугались: Оба сумрачно сияли, одетые в металлические доспехи.

Лесные демоны взвыли и парой прыжков настигли уходящих от смерти беглецов, злобствуя, что, недавно доступная, добыча всё же сумела уйти.

Снова раздались крики умирающих под когтистыми лапами чудовищ и их примитивного, но действенного оружия. Кузнец опустил Андре на землю: Это произошло, когда Рагнар поравнялся с воинами, быстро и уверенно идущими мимо кучки усталых и затравленных беглецов.

Из других деревенских обороняться уже почти никто не мог: Дрались только женщины и подростки. Но в бой - точнее, в битву, вступили два вооружённых и защищённых от шипастых шариков доспехами воина.





В руках каждого замелькали в лучах, бьющих от скалы, два меча, длинный и короткий. Воины шли спокойно, словно просто обходили толпу беглецов, очищая её от чёрной нечисти.

Поделиться :

Комментарии

Оставить комментарий